МАСТЕРСКАЯ "ИЛЛЮМИНАТОР"
Гендерное путешествие:
сборник статей
Выпуск 1, 2016
ПРИЧИНЫ НЕГАТИВНОГО ОТНОШЕНИЯ К ГОМОСЕКСУАЛАМ
Ирина Карагаполова
психиатр, сексолог, независимый исследователь
Отсутствие доступной достоверной информации о сексуальности и ее вариативности, в сочетании с низким уровнем общей и сексуальной культуры общества, низкий профессиональный уровень части специалистов в области сексуального здоровья и их влияние на общественное мнение через низкопробные СМИ лежат в основе формирования отношения к гомосексуалам и гомосексуальности в обществе через призму стереотипов и заблуждений.

Прежде чем размышлять на эту тему, необходимо представить себе, что люди знают о гомосексуальности и гомосексуалах, какими их представляют, на основании чего формируются их мнения и позиции.

За последние шесть лет работы в рамках просветительских мероприятий, тематическим фокусом которых были "Сексуальность и права человека", у меня была возможность вести диалог с некоторым количеством разных людей, и одной из ключевых тем нашего общения было отношение к гомосексуалам и гомосексуальности в обществе.

Среди людей, с которыми мы обсуждали эту тему, были врачи и другие медицинские специалисты, журналисты, правозащитники, сотрудники правоохранительных органов, психологи, сотрудники правозащитных организаций и активисты из числа ЛГБТ разных стран Восточной Европы и Центральной Азии (Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан) и Северного Кавказа.

Более 800 человек разного возраста, национальностей, вероисповедания, профессий, уровня образования, семейного положения, культурного уровня, с разными личными историями и взглядами на жизнь.

Кроме этого мне представилась возможность участвовать в исследовании, целью которого было изучение образа жизни и сексуального поведения гомо- и бисексуальных мужчин Кыргызстана, в рамках которого мною были проведены глубинные интервью с тридцатью мужчинами, среди тем обсуждения с которыми были и темы, касающиеся отношения к гомосексуалам в семье и обществе.

На основании результатов всей этой работы я могу сделать некоторые умозаключения, касающиеся темы данного исследования, параллели и созвучия с которыми можно встретить в монографиях ведущих русскоязычных сексологов, которыми мне хотелось бы поделиться.

В обществе людей, проживающих на постсоветском пространстве, существуют некоторые представления о гомосексуальности и гомосексуалах.

Представления эти касаются природы явления, его медицинского и правового статуса, имиджа и образа жизни людей с гомосексуальной ориентацией, их сексуальных практик и профессиональных предпочтений, а также – специфической, связанной с гомосексуальностью, гомосексуалами и их сексуальным поведением терминологии. Это при том, что большая часть общества "не обладает даже самыми элементарными научными знаниями о природе гомосексуальности, а получить эту информацию практически негде" [6].

Эти представления сформированы на основании отсутствия информации или информации, полученной из СМИ, на бытовом уровне, из интернет-источников, часть которых – сомнительного содержания. Суммируя результаты опросов общественного мнения в отношении сексуальной терпимости, И.С. Кон сделал ряд выводов, среди которых и вывод о том, что у подавляющего большинства людей неприязнь в отношении гомосексуалов "не основана на личном опыте общения, а является следствием традиционного воспитания и воздействия СМИ" [6].

Информация, на основе которой формируются эти представления, за редким исключением не выходит за рамки низкого уровня сексуальной культуры, преподносится с помощью вульгарной, псевдонаучной, стигматизирующей, имеющей негативную эмоциональную окраску терминологии, не соответствует современным научным взглядам и современному этапу эволюции речи, не является объективной и достоверной, порой "имеет признаки языка вражды, нагнетания моральных паник и пропаганды гомофобии" [11].
К сожалению, часто ситуацию не улучшает и "экспертное мнение" специалистов в области сексуального здоровья.
Размещенные в печатных изданиях, высказанные в рамках теле- и радиопередач, и даже опубликованные в научных периодических изданиях мнения "экспертов" порой содержат оценочные суждения и стигматизирующие выражения, излишне эмоциональны, основаны на устаревших, непроверенных и некорректных данных, демонстрируют слабую компетентность в узкотематическом вопросе и предопределяют любые публичные обсуждения сексуального поведения, в особенности нетипичного для большинства, и любой разговор вокруг сексуальности таким образом, что "в этих дискуссиях верх нередко берут идеологическая зашоренность, политиканство и популизм, а иногда – очевидная глупость и абсолютное непонимание психологии пола" [1].

Представления большинства о гомосексуальности и гомосексуалах вне зависимости от валентности в большей степени представляют собой заблуждения, ложные представления, стереотипы и мифы, содержат элемент криминальной риторики, часто имеют негативную окраску и вокабулируются, порой неосознанно, с помощью языка вражды, унижения и ненависти.
"Феномен гомосексуальности ввиду отсутствия объективного и научного полового просвещения, соответствующих знаний даже у специалистов с высшим образованием медицинского, педагогического или юридического профиля и т.д. окружен далекими от реальности мифами, устаревшими социальными стереотипами, досужими домыслами" [2].
Геннадий Дерягин
сексолог, российский судебный медик, д.м.н., профессор
Искаженным является, прежде всего, употребление терминов, касающихся обсуждаемой темы и их смысловой нагрузки.

Согласно определению Г.Б. Дерягина, которое мне кажется максимально точным семантически, сексуальность есть "комплекс физиологических реакций, эмоций, чувств, переживаний и поступков человека, связанных с проявлением и реализацией полового (сексуального – И.К.) влечения" [2].

Логично считать, что гомосексуальность – такой же комплекс психофизиологических, эмоциональных и поведенческих реакций человека в ответ на сексуальное влечение в отношении другого человека одного с ним пола. Что соответствует современному пониманию гомосексуальности, как варианта нормальной сексуальности человека.

А человек, чьи представления о любви, счастье и сексуальных отношениях связаны с индивидуумом своего пола – гомосексуал (также корректно: гомосексуальный мужчина, гей, гомосексуальная женщина, лесбиянка).

Именно "гомосексуальность" и "гомосексуал", а не "гомосексуализм" и "гомосексуалист", ибо окончания " -ист" и "-изм" в данном случае правильнее считать устаревшими и не корректными, они являются пережитками эпохи, в которую осуществлялся перевод этих терминов на русский язык, и отражают патологизирующее отношение и негативную социальную оценку, имеют "негативную коннотацию" в русском языке, а кроме того нелогичные смысловые ассоциации.

Наблюдается сознательное или неосознанное упорство, с которым устаревшие термины употребляются в профессиональной среде специалистов в области психического и сексуального здоровья. По всей видимости, связано это либо с принципиальной патологизирующей позицией, либо с негибкостью в отношении эволюции языка, либо с тем, что этому не придается значение.

Но такая "непринципиальность" в данном случае играет вполне принципиальную роль, ибо прежнее употребление терминов на современном этапе являются стигматизирующим и даже оскорбительным в отношении людей, чье психическое здоровье не вызывает сомнения у экспертов ВОЗ, а людям, не имеющим отношения к медицине и сексологии дает возможность использовать некорректные термины в качестве инструмента дискриминации.
Использование современных корректных, нейтральных выражений является не только способом достичь максимальной "семантической (смысловой) точности с отсутствием нежелательной эмоциональной окраски", но и возможностью попытаться решить одну из проблем прикладной социокультурной сексологии, которая "состоит в ознакомлении людей не только с терминологическим словарем сексологии, но и в обучении умению пользоваться языком, (…), прививая тем самым определенную сексуальную культуру" [3].
Одним из основных заблуждений в отношении гомосексуальности является представление обывателя о патологичности гомосексуальности и восприятие гомосексуалов, как людей с психическими нарушениями.

Это противоречит позициям современной медицины, ибо "мировая медицинская общественность впервые признала гомосексуальность вполне естественным, непатологическим явлением в 1974 году, сначала в DSM-III, затем и в Международной статистической классификации болезней (МКБ), регулярно пересматриваемой Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ).

Действующая ныне МКБ-10 не содержит такой психической патологии, такого "сексуального извращения", как гомосексуализм или бисексуальность.
В МКБ-10 записано: "Сама по себе сексуальная ориентация не рассматривается как расстройство". Следовательно, неверно утверждать, что гомосексуальная ориентация сама по себе является половым извращением, то есть парафилией" [2].
Люди, не имеющие отношения к медицине и сексологии, возможно, лишены доступа к этой информации. "Эксперты", выступающие в СМИ "скрывают" ее, а некоторые специалисты в области психического и сексуального здоровья пытаются повернуть время вспять и протестуют против этого.

Они стараются найти доводы, вступая в полемику с самыми известными и масштабными исследованиями человеческой сексуальности в истории сексологии, и не приводят данных, подтверждающих свои позиции, прикрываются именами ученых, которых давно уже нет в живых, отказывая тем самым им, ушедшим, в свойстве, ценном для ученого – быть гибким, открытым новым идеям и пересматривать свои взгляды, предполагают, что они остались бы ригидны к новым позициям, не учитывают, что в современном мире увеличилась "скорость полустарения научной информации с 10 до 5 лет" и "вчерашние данные уже заставляют пересмотреть роль большинства фундаментальных научных открытий" [1].

Они объясняют решение экспертов ВОЗ "голубым лобби" и "теорией заговора", дискредитируя научную обоснованность их подхода в принятии решения, не понимая, что "за отменой диагноза стоят не только и не столько политические соображения, сколько глубокие изменения в понимании природы сексуальности, сексуального здоровья и самой философии медицины" [7].

Было бы понятно, если бы они, как врачи, стояли на позиции защиты интересов пациентов, которых лишили возможности получать медицинскую помощь и "вылечиться от гомосексуальности". Но дело в том, что очереди из таких пациентов нет.

А если и есть единичные обращения, то это те люди, кто самостоятельно или под давлением близких, как раз не имея информации о депатологизации гомосексуальности, испытывая социальный гнет гомофобного общества, возможно, имеют "невроз, связанный со своей сексуальной ориентацией, развивающийся в результате фрустрации из-за того, что естественная гомосексуальная ориентация человека входит в противоречие с социальными требованиями, берущими начало в религиозных воззрениях" [2], пациенты с так называемой эго-дистонической сексуальной ориентацией.

Это именно те пациенты, для которых терапевтически эффективной и "спасительной стала достоверная информация о гомосексуальности, в том числе информация о том, что это не болезнь и не правонарушение" [4].

По мнению И.С. Кона, причина кроется в том, что "на западе этим сдвигам предшествовали многолетние исследования и споры. Российских же медиков, как ранее юристов, просто поставили перед фактом. Почему страшное "половое извращение" вдруг стало вариантом нормы, никому, даже врачам, толком не объяснили. Некоторые необразованные и раздосадованные потерей власти и денег психиатры и сексопатологи приняли депатологизацию гомосексуальности, выведение ее из исключительной компетенции врачей в штыки и, вместо того чтобы разъяснять широкой публике суть дела, продолжали выступать с гомофобными заявлениями, которые в медицинской среде надлежащего отпора не встречают. В том, что так произошло, не было злого умысла" [6].

Это печально, ибо "подлинная наука не судит предвзято о том, что нормально, а что аморально; она просто систематизирует информацию и высказывает предположения о том, как различные данные могут быть связаны друг с другом" [8].

В настоящее время на позиции профессионалов влияют и рамки одиозного закона, не позволяющего во всеуслышание приравнивать к норме явление, признанное нормой экспертами международного медицинского сообщества. Таким образом, для обычных граждан остается закрытой информация, основанная на позиции ВОЗ, но общедоступна информация о "запретности" темы.

В сложившейся ситуации в отношении гомосексуальности "необходима спокойная позиция, при которой любые люди воспринимаются окружающими такими, какие они есть. Если свойственное им сексуальное поведение никому не вредит" [3]. Принимать, что "любая ориентация – хоть гетеро-, хоть гомосексуальная – вариант нормы. Такой позиции следует придерживаться "только за то", что ее подсказывает гуманизм" [10].

Под влиянием искажения существующей реальности, утилизируя сложный исторический путь гомосексуальности в пространстве и времени, с учетом недоступности достоверных сведений в обществе формируются мифы о гомосексуальности и гомосексуалах.

Как и большинство мифов сексуальной культуры, мифы о гомосексуальности и гомосексуалах недостоверны и выдуманы. Г.Б. Дерягин раскрывает 10 таких мифов и развенчивает их с помощью контраргументов. Культуролог и ЛГБТ-активист В.В. Созаев в своей печатной работе развенчивает несколько десятков мифов. Это необходимая работа, ибо эти мифы не только искажают действительность, но создают почву для стигмы и дискриминации в отношении гомосексуалов.

Например, миф об идентичности понятий "гомосексуальность" и "педофилия".
Вновь и вновь на бытовом уровне, на уровне продуктов СМИ, на законотворческом уровне в нашей стране сознательно или на фоне невежества предпринимается попытка отождествлять гомосексуальность с педофилией или рассматривать как предпосылку для совершения сексуальных преступлений, в том числе в отношении детей.

Это не просто – неграмотно, а еще и бесконечно вредно.
Сексуальный интерес большинства психически здоровых геев и лесбиянок вызывают половозрелые представители их пола.
Педофилия – как медицинская категория рассматривается в МКБ-10 в главе "Психические и поведенческие расстройства", рубрике "Расстройства сексуального предпочтения". Основным критерием расстройства является сексуальное предпочтение детей.

Что касается людей, совершающих сексуальные преступления, в том числе – в отношении детей (сексуальное насилие или совершение развратных действий) – это очень большая и многообразная группа людей, не всегда педофилов, для которой сексуальная ориентация не является наиболее значимой характеристикой.

Согласно данным криминальной сексологии и криминалистики по статистике большинство людей, совершающих сексуальные преступления, в том числе в отношении детей – гетеросексуальны.

Часть из них имеют какие-либо психические расстройства, а у части из них имеется так называемый "синдром неразличения сексуального объекта" или им безразличен пол сексуального объекта. Все попытки – сознательные или в результате невежества – "смешать в одну кучу" такие разные понятия вольно или невольно инициируют в обществе страх, презрение, желание расправы, переносную агрессию именно к гомо- и бисексуальным людям.

Похожим влиянием и последствиями обладает и множество других мифов о гомосексуальности.

Таким образом, отсутствие доступной современной нейтральной достоверной информации о сексуальности и ее вариативности, табуированность для просвещения тем, связанных с сексуальностью вообще и ее альтернативными вариантами – в частности, в сочетании с низким уровнем общей и сексуальной культуры общества, низкий профессиональный уровень части специалистов в области сексуального здоровья и их ханжеские мировоззрения, агрессивные тенденции в обществе, подкрепляемые правовыми коллизиями, псевдонравственные установки и двойные стандарты в отношении прав человека, влияние на общественное мнение низкопробных СМИ лежат в основе формирования негативного отношения в обществе к гомосексуалам и гомосексуальности.
И в этой связи важна роль сексолога, как носителя нейтральной достоверной современной научной информации о сексуальности и ее вариантах.
При этом, необходимо, чтобы собственные социальные, религиозные и сексуальные стереотипы не стали помехой для "объективного изучения сексуальности иных людей, познания сексологии как науки. Мешает процессу познания и чрезмерная эмоциональность, замешанная на ханжеском невежестве и пошлости, похотливости и брезгливости" [2].

Важно, чтобы в работе, касающейся просвещения, специалисты придерживались бы гуманистической модели, согласно которой кроме простейшего "не навреди" использовались бы принципы уважения к сексуальной свободе и правам человека.
Литература
  1. Агарков С.Т. Сексуальность. От инстинктов к чувствам: психогенез сексуальности. М.: Маска, 2013.
  2. Дерягин Г.Б. Криминальная сексология. М.: Щит-М, 2009.
  3. Кащенко Е.А. Основы социокультурной сексологии, М.: Либроком, 2011.
  4. Карагаполова И.В. Истории геев и бисексуальных мужчин. Кыргызстан. 2009-2010. Кыргызстан: ASKA, 2010.
  5. Карагаполова И.В. Ложные представления и гомо- и бисексуальности [Электронный ресурс].
  6. Кон И.С. Клубничка на березке: Сексуальная культура в России, М.:, Время, 2010.
  7. Кон И.С. О нормализации гомосексуальности // Сексология и сексопатология. 2003, №2. – С. 2-12
  8. Мондимор Ф.М. Гомосексуальность: Естественная история. Екатеринбург: У-Фактория, 2002.
  9. Созаев В.В. Мифы и факты о геях, лесбиянках и бисексуалах, СПб, 2010.
  10. Щеглов Л.М. Записки сексолога. СПб.: Амфора, 2009.
  11. Этическое освещение проблем ЛГБТ в СМИ. Сборник материалов для журналистов. М.: Алекс, 2011.

~

Базовый глоссарий

Анна Гизуллина

Наталья Сафонова

Ирина Карагаполова

Александра Кабатова

Вячеслав Карагаполов

Ольга Лови, Светлана Анисимова

Сергей Каспаров

Данила Гуляев

Елена Ершова

Ирина Карагаполова