МАСТЕРСКАЯ "ИЛЛЮМИНАТОР"
Гендерное путешествие:
сборник статей
Выпуск 1, 2016
КАМИН-АУТ: ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА
Наталья Сафонова – психолог-психотерапевт, волонтер "Ресурс ЛГБТКИА Москва", ведущая семинаров и групп поддержки на тему камин-аута
Розовая или голубая ленточка – она способна определить отношение окружающих людей к младенцу, у которого один лишь нос из пеленок торчит. У нашего общества много ожиданий по отношению к девочкам и мальчикам.

Одним положено быть тихими и чистенькими, другим – стойкими и сильными. Общество делит людей на два типа: мужчин и женщин, а поп-культура подпитывает стереотипы и не брезгует лишний раз напомнить, что женщины и мужчины – "существа с разных планет". И им уготованы различные судьбы.

Общество смотрит на "биологический пол" и предлагает человеку исполнять соответствующую ему гендерную роль – для женщины, к примеру, уготованы роли чувствительной жены и матери, а для мужчины – непробиваемого воина и защитника. Такое "соответствие" "биологического пола" особой социальной роли часто реализуется цисгендерами.

Когда люди поделены на два как будто бы непохожих типа, а каждому типу выделены свои роли, мир становится очень простым, двухмерным. Его просто понимать, в нем проще разбираться, в нем можно ощутить себя безопаснее, ведь каждый "играет свою роль" и "действует по сценарию".

Последствие такого деления – это "миф о половинках" и ожидание, что такие "разные виды" должны объединяться в пары по принципу взаимодополнения. Практически все любовные истории в современной культуре сводятся к встрече двух людей "противоположных полов", когда соединяются две "половинки" и "становятся целым". Если мы говорим о партнерских отношениях, то, скорее всего, слушатели представляют себе мужчину и женщину.
Гетеронормативность – так мы можем описать этот феномен. Когда единственная верная норма сексуального поведения – гетеросексуальная.
В обществе, которое построено по гетеронормативной и бинарной системе, где люди разделены на два типа, и каждый тип придерживается своей роли, также прописан особый "сценарий" для случаев, если человек не является цисгендерным и/или не является гетеросексуальным.

Это сценарий быть "не нормой", ведь социальная "норма" всеми усвоена с пеленок. Цис- и гетеро-людям не приходится говорить о своей особой идентичности или о своих сексуальных предпочтениях, ведь общество уже оказывает им услугу по стандартизированному описанию их идентичности, наклеивает им ярлык по умолчанию. Проблема наступает тогда, когда человек смотрит вглубь себя и понимает, что совершенно не соответствует этому ярлыку, что внутри нечто совершенно иное, иногда вовсе не вписывающееся в бинарную систему.

Когда человек добровольно снимает с себя ярлык, заявляя о своих отличиях в вопросах гендера и/или сексуальности, он совершает камин-аут. Можно представить, как начинает "трещать" эта стройная общепризнанная нормативная система. Легко попасть в категорию "не норма" – тогда у человека все меньше шансов быть услышанным. И после этого еще тяжелее предъявлять себя и из раза в раз говорить: я не такой, я другой, увидьте меня...

Мы живем в обществе, и люди вокруг становятся зеркалами для нас. Каждый из нас нуждается в том, чтобы услышать эти слова: ты есть, я тебя замечаю и понимаю, я тебя принимаю. Если я этого не слышу, то может показаться, что я не существую – или не существует какая-то часть меня. Она остается непризнанной, и тогда не имеет права на существование. Страшно – быть незамеченным, не существующим для общества.

Здесь-то человек, делающий камин-аут, и оказывается перед сложным выбором: скрыть часть своей идентичности и не позволить ей существовать в социуме или же раскрыться – и все равно рискнуть потерять социум.

Для каждого человека и каждой ситуации этот выбор – свой, и невозможно однозначно сказать, когда следует выбрать камин-аут, а когда отказаться от него или перенести. Но неизменным для различных ситуаций остается особый социальный, культурный и исторический контекст – наличие условной нормы поведения для людей различных полов и соответствующая норма сексуальности.

Человек, решившийся на камин-аут, сталкивается с рядом других проблем, которые особенно ярко проявляются в условиях российской культуры, а также определяются спецификой самого феномена сексуального и гендерного самораскрытия.

Отсутствует (и невозможна) какая-либо традиция, которая предлагала бы сценарии для наиболее безопасного камин-аута. Социальные взаимодействия, как правило, имеют отражение в традиционной культуре, что упрощает проживание состояний, легализует и высвобождает сложные, противоречивые чувства.

Все рекомендации касательно камин-аута обычно сводятся к одному: люди разные, к каждому нужен свой подход. С одной стороны это дает свободу действий, а с другой – вселяет сомнения и страх из-за нехватки возможности опираться на чужой похожий опыт.
Рекомендации, которые можно дать, услышав множество историй о камин-аутах, скорее касаются не способа самораскрытия, а заботы о себе и своих ближних в неизбежной ситуации стресса и "шока".

Они зачастую сводятся к необходимости предварительно позаботиться о своей физической и финансовой безопасности, возможности "отступить" – переехать на время к друзьям или близким – пойти в безопасную среду, получить поддержку "своих".

Поскольку реакции близких, перед которыми прошел камин-аут, чаще всего проходят в соответствии с моделью горевания Элизабет Кюблер-Росс, то оказывается полезной просветительская работа, которая раскрывала бы для клиентов содержание этой модели.

Понимание реакций своих родных ("шоковых" реакций, слез, агрессии) позволяет открывшимся людям взглянуть на ситуацию из более устойчивой позиции, а также строить более эффективные стратегии по взаимодействию с ними.
Другая сложность, с которой сталкивается человек, совершающий камин-аут – особая двойственность в содержании того, что он раскрывает.

Особенности, касающиеся гендерной и/или сексуальной идентичности человека, находятся одновременно и в сфере глубоких интимных переживаний, и в сфере ежедневных социальных контактов с обществом (используя слово "интимный" здесь и далее, я скорее указываю на некоторые чрезвычайно личные и глубокие особенности, которые не обязательно включают традиционный для этого слова сексуальный подтекст).

Таким образом, камин-аут – совершенно уникальный опыт самопрезентации, при котором человек раскрывает о себе и социальный, и интимный аспект своей идентичности.

Он признает себя в качестве личности, которая существует вне гетеронормативной матрицы, а значит, желает иного социального взаимодействия – например, хочет, чтобы к нему обращались в соответствии с предпочитаемым гендером, и это признание влечет за собой вынужденную открытость в особенностях, которые находятся за границами поверхностного социального взаимодействия, а обычно размещены в границах интимности.

Камин-аут можно сравнить, например, с опытом человека, который рассказывает о каких-то особенностях работы своего организма – это нечто личное, но одновременно бывает необходимо раскрыть эту "особенность" для свободного и комфортного общения: в данном случае "особенность" создает контекст, в рамках которого человек может больше рассказать о том, как можно наилучшим образом взаимодействовать с ним, как можно его лучше понимать, быть к нему чутче и т.д.

Особое препятствие, которое возникает на пути презентации своего гендера или сексуальной ориентации, – это недостаточная просвещенность общества в данных вопросах. Например, понятие "сексуальная ориентация" в бытовом восприятии содержит в себе намек на какие-либо сексуальные практики. В действительности речь идет о векторе влечения – на какой sex (англ. – пол) оно направлено. Однако камин-аут нередко воспринимается обществом как некая демонстрация содержимого "постели" и "кто с кем спит".

В результате возникает сложность для возникновения взаимопонимания: человек, который раскрывается, скорее, нуждается в переосмыслении и изменении формы своих социальных взаимодействий, а внимание слушающего приковано к сфере интимности.

Этот феномен нетрудно объяснить – вопросы сексуальности часто привлекают к себе куда больше внимания, чем вопросы гуманизма – однако это становится настоящей проблемой для людей, которые хотят говорить о себе свободно, и вынуждены выдерживать напор чужих неотрефлексированных проекций.

Мне кажется важным учитывать этот феномен и находить способы совладания с ним. Если нечто существует, нельзя это игнорировать, но можно использовать. Когда человек сталкивается с чем-то неизведанным, он испытывает страх и отторжение – это обычная реакция в контексте социальной обстановки, где преобладают настроения ксенофобии.

Однако при должной поддержке страх может переходить в любопытство – и это хороший сигнал, говорящий о возможности изменений. В существующих условиях просветительская работа, к сожалению, ложится на плечи людей, которые совершают камин-аут. Удовлетворяя свою потребность в свободном самопредъявлении, они вынуждены рассказывать не только о себе, но и проводить ликбез в вопросах сексуальности и гендера.
Я вижу выход в том, чтобы специалисты помогающих профессий, выступая в роли экспертов, могли заниматься популяризацией современного научного знания.
Бытовая картина мира широко распространена, однако она так сильна, поскольку не имеет какой-либо крепкой альтернативы. Специалисты помогающих профессий, в частности психологи и психотерапевты, могут использовать в своей жизни простые ежедневные практики: уважительное и ненавязчивое просвещение окружающих их людей, в особенности коллег, предъявление своей позиции касательно СОГИ в социальных сетях, предоставление своего авторитетного мнения в дискуссиях, касающихся гендера и сексуальности.

В действительности, если забыть о розовых и голубых лентах, о машинках и куклах, о юбках и брюках – то все мы люди, и все мы очень разные. И, если эта разница станет более очевидной, если это внутривидовое человеческое разнообразие станет новой социальной нормой, то само понятие камин-аута канет в лету. Тогда не придется заявлять о своей сексуальности или гендере, а также учитывать социальный, культурный и, главное, политический контекст.

Останется просто ответить на простые вопросы: кто я сам и кого я хочу любить? Однако чтобы прийти к этому, нам предстоит сделать еще много смелых шагов.
~

Базовый глоссарий

Ирина Карагаполова

Анна Гизуллина

Ирина Карагаполова

Александра Кабатова

Вячеслав Карагаполов

Ольга Лови, Светлана Анисимова

Сергей Каспаров

Данила Гуляев

Елена Ершова

Ирина Карагаполова